1479228382 959Президент России Владимир Путин сделал очень важное заявление. По его мнению, радикалы могут быть не только исламистами, что стало уже общим местом, но и возникать в недрах любой религиозной традиции. Эти слова прозвучали 2 декабря во время совместного заседания Совета по культуре и искусству и Совета по русскому языку. По следам выступления президента СМИ в основном обсуждали проблему свободы и ответственности деятелей искусства, но вот это важное признание радикального потенциала самых разных религиозных традиций осталось малозамеченным.

Говоря о свободе творчества и опасности художественной провокации, Владимир Путин вспомнил трагическую историю расстрела исламистами редакции Charlie Hebdo. "Если у представителей одних конфессий это вызывает такую, скажем мягко, неадекватную реакцию и ведет к преступлениям, у представителей других конфессий такого, слава богу, нет. Но это не значит, что не может быть какого-то всплеска, там ведь тоже достаточно радикалов, во всех конфессиях", - сказал президент. Итак, по мнению главы государства, нельзя исключать того, что в рамках другой религии, не ислама, агрессивные действия могут перерасти грань, отделяющую акцию протеста от террористического преступления.

Свою реплику Путин произнес в ответ на выступление артиста Евгения Миронова, который пожаловался, что в регионах чиновники запрещают театральные постановки под давлением клерикально настроенных общественников. Пока что, как мы знаем, общественники "ограничиваются" пикетами, порчей экспонатов выставок и срывом спектаклей. Надо сказать, что и до замечания Миронова, еще во вступительном слове, президент заявил, что "любые хулиганские выходки, попытки сорвать спектакль, выставку абсолютно недопустимы и должны пресекаться по всей строгости закона", и пообещал: "Мы так и будем делать". Таким образом, глава государства публично и принципиально заявил об опасности клерикального радикализма, проявляющегося под предлогом оскорбления религиозных чувств.

Правоту президента России в том, что самые разные религиозные традиции способны порождать радикальные проявления, подтверждают события последнего времени как в нашей стране, так и в мире. Кроме уже упомянутых агрессивных акций православных активистов в регионах России следует отметить прямое вмешательство Церкви в политику Грузии и Молдавии, в том числе во время уличных акций. Нетерпимостью отличилась даже та духовная традиция, которую принято считать самой мирной: буддизм. Если рассматривать нынешнюю кампанию российских буддистов против сети ресторанов как курьез, то погромы иноверцев, чинимые буддийскими монахами в Юго-Восточной Азии, уже называют геноцидом. Даже малые группы, относящиеся к новым религиозным движениям, считают возможным обзаводиться своими "службами безопасности" и мини-армиями активистов, готовых к уличным протестам.


СМИ обратили внимание на призыв Владимира Путина к представителям творческих профессий выработать четкие критерии, призванные разделять свободу художественного выражения и намеренную провокацию, разжигающую ярость верующих. Продолжая эту мысль, следует, вероятно, подумать и над формулированием принципов, когда общество не имеет права поддаваться шантажу ревнителей веры. Ведь кого-то раздражает и отсутствие обучения православию в школах с 1-го по 11-й класс, и протесты против строительства храмов в парках, и аборты в системе ОМС. Если с защитой чувств верующих наше государство справляется вполне успешно, общество вправе ожидать не менее эффективной защиты от проявлений агрессии со стороны поборников неистового благочестия. Евгений Миронов упомянул закон о вандализме, внесенный на рассмотрение в Госдуму, но работа в данном направлении должна продолжаться и далее.