de654fault 4 В одной из евангелических (протестантских) церквей немецкого города Виттенберг появился робот. Британский таблоид Daily Mirror поспешил сообщить, что он заменил священника.

Робот умеет говорить приветствие и предлагает зашедшему в храм выбрать голос и тип благословения. А когда это происходит, поднимает руки к небесам и произносит: "Бог да благословит и защитит тебя".

После этого звучит изречение из Библии, которое можно не только прослушать, но и распечатать, забрав с собой.

Робота, разработанного Евангелической церковью Гессена и Нассау, верующие пока не готовы принимать за пастора и вовсе не торопятся принимать благословение от машины.

Зато у самого разного рода любопытных "захожан" в храм он вызывает интерес. Они готовы включать автомат, чтобы услышать благословение и цитату из Священного Писания.

Шутка? Шоу? Рекламный трюк для забывших веру?

Попытка доказать, что Церковь идет в ногу с научно-техническим прогрессом?

Эти вопросы, а также простую аксиому, почему благословение от робота не является благословением, мы обсуждаем с заместителем председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтангом Кипшидзе.

- Эта история - розыгрыш? Попытка доказать, что Церковь идет в ногу с научно-техническим прогрессом? Трудно представить, что это все серьезно...

- Мне кажется, что в данном случае заметнее всего желание церкви продемонстрировать свою способность отвечать на вызовы времени. Мы же видим, что сегодня взаимоотношения человека с человеком отступают на задний план, многие из них автоматизируются, так почему бы не показать, что подобная роботизация может найти себе место и под церковными сводами.

Церковь и научно-технический прогресс - это большая тема. Не будем забывать, что Христианская церковь стояла у истоков европейской науки и во многом предопределила последующее на ее основе бурное развитие технологий. Именно указав на то, что окружающий нас мир - не божество, что он может быть предметом исследования, который можно препарировать, Церковь дала начало развитию науки. И это одна из заслуг христианской цивилизации. Но результаты научно-технического развития включают в себя и современную роботизацию.

Церковь - и не только Протестантская, но и Католическая, и Православная - сегодня открыто заявляет, что технический прогресс ее нисколько не пугает и она готова пользоваться его благами и достижениями. Но мне кажется, что в Церкви сегодня есть понимание, что использовать достижения современной научно-технической цивилизации можно и нужно, но таким образом, чтобы не терять того важного, что у Церкви есть - а это как раз межличностная коммуникация и взаимоотношения людей. Это то, за что Церковь должна держаться и держится, чем она сильна. Так что одно дело поискать в Интернете нужную цитату из Библии, и совсем другое установить робота, раздающего благословения. Одно дело - робот, выдающий информационные справки, и другое - робот как участник коммуникации между человеком и Богом.

Мы видим сегодня, как современный человек, окруженный и обеспеченный множеством электронных функций, на наших глазах теряет способность видеть в другом человеке человека. Мы видим, что вместо кассира в кинотеатре, продавца в магазине, врача в больнице работают автоматы, мы окружены ими со всех сторон. Но это точно не должно переходить в сферу межличностных отношений. Потому что в них важны отзывчивость, доверительность, глубина, которую ни один автомат обеспечить не может.

Все бы это, может быть, было бы немного смешно, если бы у города Виттенберга не было второго названия - Лютерштадт. Это тот самый город, где Лютер прибил к дверям собора свои знаменитые тезисы, давшие начало расколу Католической церкви и возникновению протестантизма. Так что появление робота в евангелическом храме невольно приобретает символику чего-то нехорошего. В первую очередь влекущего за собой дегуманизацию отношений человека с человеком и посягающего на особый характер отношений человека с Богом.

- Но благословение священника потому и значимо, что священник рукоположен, на нем благодать апостольского преемства. Робот, разумеется, не рукоположен. Надо быть совсем сумасшедшим или крайне несведущим человеком, чтобы принимать его благословение за благословение.

- То, что мы называем благодатью апостольского преемства, было в значительной мере утеряно протестантами. Но все-таки даже в протестантской среде, уповающей на прямую молитву человека к Богу, она не может идти ни в какое сравнение с тем, что делает робот. Верующие знают, что молящийся человек сотворен по образу и подобию Божию. А в случае с роботом это просто карикатура на духовную жизнь.

Протестанты когда-то начинали с протеста против посредника между Богом и человеком, зачем же заканчивать, приходя в символичном для них Виттенберге к обратному, определив в посредники между Богом и человеком - робота?

Хотя, наверное, я бы не стал так уж драматизировать эту ситуацию. Люди любят играть в гаджеты, обожают всяческие технические навороты, но когда речь идет о духе, мне кажется, что и современный, обвешанный гаджетами человек будет отвергать роботизацию духовной жизни.

Богатство межличностных отношений, и тем более отношения человека с Богом, намного выше того, что создано при помощи машин.

Я верю, что люди найдут, увидят разницу между машинным кодом и жизнью. Тем более жизнью Истинной.

Кстати

Роботы уже здесь

"Какое место техническая революция оставит для человека?" - этому вопросу посвящена колонка главного редактора православного журнала "Фома", председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимира Легойды.

"Роботы наступают" не так, как в фантастических фильмах о будущем на эту тему, проще и жестче - огромное число рабочих мест автоматизируется.

Автоматы теснят не только тех, кто занимался физическим трудом, но и работников офиса, и людей творческих профессий. Компьютеры рисуют картины, пишут музыку, журналистские статьи. И даже там, где глаза, руки и ум человека нужны, его работа все равно совмещается с компьютером.

В ситуации, когда машины выигрывают конкуренцию у человека, встают вопросы о сокращении рабочей недели и обязательном минимальном доходе, спасающем людей от обеднения. А Церковь, по мнению Владимира Легойды, столкнется с новым вызовом: в разы возрастет востребованность милосердия к тем, кому тяжело.

Елена ЯКОВЛЕВА