«…А друзей искать на Востоке». Статья

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский ВЛАДИМИР (ныне – Глава Омской митрополии):

vera-islamПравославие и Ислам: противостояние или содружество?

Существует ли «исламская угроза»? Как православный архиерей, я не имею права и не собираюсь рассуждать о внутриисламских проблемах. Но мне выпало служение в странах, где большинство исповедует Ислам. Я живу рядом с мусульманами, почти ежедневно общаюсь с ними, и потому – почел своим долгом постараться понять их веру. Смею полагать, что разбираюсь в Исламе лучше, чем те, кто дерзает судить об этой мировой религии издалека, зачастую распространяя заблуждения и предубеждения. Данная работа адресована отнюдь не мусульманам, которые разбираются в своем вероучении несравненно лучше меня, но – христианам и людям доброй воли, чей взгляд на Ислам искажён ложной информацией.

У нас с мусульманами – разная вера: однако любая клевета, в том числе и на Ислам, является смертоносным грехом, могущим привести к тяжким и даже кровавым последствиям. Время от времени то в одном, то в другом источнике проходит как бы предупреждающая информация, что мондиалистские круги планируют глобальное взаимоистребительное столкновение православного и мусульманского миров. Еще десять лет назад к подобным утверждениям можно было относиться, как к беспочвенным слухам. Теперь же этот смертоносный сценарий начинает проявляться в своей ужасающей полноте.

Со страниц западных изданий в российские средства массовой информации уже давно перекочевал тезис об «исламской угрозе». Между тем необходимо отличать вероучения от его извращений, от каковых не застрахована никакая религия. И угроза, о которой пойдёт речь, не менее опасна для Ислама и мусульманских народов, чем для Православия и народов славянских. В общественное сознание Запада, а теперь уже и России, внедряется представление о мусульманском мире как о рассаднике терроризма, фанатизма, национального экстремизма, наркобизнеса. На самом же деле все эти явления чужды и враждебны основам мусульманского вероучения (тому самому чистому Исламу, о «возвращении» к которому кричат его извратители).

Терроризм

Совершенно абсурдно считать его специфически мусульманским явлением. Это преступный метод политической борьбы известен с древнейших времен: убийство императора Юлия Цезаря древнеримскими республиканцами – античный пример теракта. В новой и новейшей истории террор приобрел особо злодейский характер – ведь появились и взрывчатые вещества, при применении которых неминуемы «побочные» жертвы: невинные люди, не имевшие к политике никакого отношения. Хуже того: террористы начали сознательно убивать невинных, с целью запугать общество.

Во второй половине XIX века революционеры-«бомбисты» повергали в ужас Россию – минируя здания, взрывая бомбы на улицах и площадях. Столетие спустя тот же кошмар повторился в Западной Европе, где свирепствовали и «красные бригады» и многие им подобные. Террор страха взяли на вооружение и некоторые национальные движения: «ирландская республиканская армия», баскские сепаратисты, например. Однако ни российские «чернопередельцы», «народовольцы» и эсеры, ни «краснобригадники», ни национал-боевики мусульманами не были. Позволю себе напомнить факт, который на Западе очень не любят вспоминать.

1Vladimir

Именно террором – похищением и убийством английских солдат – боевики «Иргун цвей леуми» понудили британские войска покинуть Палестину: так было положено начало созданию государства Израиль. И шло оно под лозунгами религии Иудаизма. Впрочем, от такого довода вряд ли стало бы легче палестинским арабам, вытесняемым с земли, которую они на протяжении полутора тысячелетий считали своей Родиной, и арабским странам, у которых израильтяне принялись отвоевывать территории. Израиль опирался на финансовое и военное могущество Запада: для сопротивления такой мощи у арабов не было сил. И тогда они тоже переняли методику вражеского «Иргуна»: террор. Это был акт отчаяния – обречённый на крах. Акт преступный, явно противоречащий мусульманской вере. Что, впрочем, не помешало его инициаторам усугубить преступление организацией в исламских странах террористов– профессионалов, «солдат удачи» или «диких гусей».Причины появления греха и преступления можно понять. Но оправдать зло нельзя ничем. Из Ветхого Завета перешла в Христианство строжайшая заповедь: «Не убий». Еще более грозно звучат в Коране слова: «Кто убьёт человека без вины, тот как будто бы убил людей всех». В этом изречении Ислам демонстрирует полное понимание того, что – в очах Всевышнего каждая человеческая душа дороже всей материальной Вселенной, и потому – нет преступления страшнее, чем убийство невинного.

Террорист – убийца невинных – мусульманином быть не может. И когда он действует под исламскими лозунгами, он клевещет на мусульманство. Видный арабский лидер аль-Газали клеймил подобных деятелей, как «разбойников с большой дороги, нападающих на людей во имя религии».

Подробнее: «…А друзей искать на Востоке». Статья

«Массовое православие»: есть оно или нет, и если да, то, что это значит? — Репортаж из ПСТГУ

2 апреля 2014 года в рамках «Дня науки» ФСН ПСТГУ прошла конференция «Массовое православие». Что такое «массовое православие»? Сколько верующих в нашей стране? Как объективно их посчитать? На эти другие и другие вопросы искали ответы опытные исследователи религии, социологи, а также студенты факультета социальных наук ПСТГУ.

И.П. Рязанцев (декан факультета социальных наук, профессор, д.э.н.). Вступительное слово.

Тема «Массовое Православие» нам очень близка: она напрямую связана с нашим факультетом. Наши исследования очень часто посвящены тем процессам, которые происходят на границе между Церковью и обществом.

«В российской социологии давно идет дискуссия относительно двух цифр: 1-5% или 75% православных в России»

Конечно, в нашем сознании, может быть, не до конца четко сформулировано представление о Церкви и о современном российском обществе. В российской социологии давно идет дискуссия относительно двух цифр: 1-5% или 75% православных в России. Первый показатель говорит нам о людях, в жизни которых довольное большое место занимают религиозные практики. Вторая цифра демонстрирует количество людей, которые являются носителями православной идентичности.

С одной стороны, существует много исследований, методик, ведутся дискуссии, как измерить религиозное поведение. С другой стороны, мы не наблюдаем ни одного серьезного исследования относительно тех 75% наших граждан, которые именуют себя православными.

Очень часто приходится слышать мнения разного рода экспертов, о том, что эта цифра не реальная, что эти люди только номинально православные. Однако, если у нас в стране всего лишь 1-5% православных как же тогда объяснить феномен, связанный с поклонением к поясу Богородицы, когда в разных городах России поклониться поясу пришли миллионы? Как тогда быть с тем, что книга «Несвятые святые» разошлась миллионными тиражами? Как объяснить популярность среди населения фильма «Остров»? Есть еще масса примеров, которые не показывают, что у нас в стране православных верующих несколько больше, чем 5%.

М.А. Тарусин (социолог, политолог, публицист, руководитель сектора социологии Института общественного проектирования): «Массовое Православие. Существует ли оно, если да, то, что это такое?»

«Есть ли  у нас достаточное количество православных в стране или их единицы?»

Сейчас в информационном пространстве звучат две цифры относительно  православных верующих в России: 1-3% и 70-75%. Это конечно информационное лукавство, которое тиражируется СМИ для создания атмосферы некоего спора: есть ли  у нас достаточное количество православных в стране или их единицы.

Цифры в районе 1-3-5% получаются в ходе использования методики определения количества православных В.Ф. Чесноковой, которая была создана в конце 1980-х гг. В рамках этой методики последовательно задаётся много вопросов, первый из которых: «Считаете ли вы себя верующим человеком, и если да, то к какой религии себя относите?». В конце периода советской власти и начале новой российской жизни, отвечая на этот вопрос, православными идентифицировали себя примерно 30% и эта цифра постоянно на протяжении последних 20 лет росла. Сейчас она составляет порядка 75%, т.е. у нас в стране три четверти взрослого населения считают себя православными верующими.

«По моему мнению, редкое участие в таинстве причастия православного человека совершенно не говорит о его малой воцерковленности»

Подробнее: «Массовое православие»: есть оно или нет, и если да, то, что это значит? — Репортаж из ПСТГУ

Знаменитая коптская церковь аль-Муаллака как пример взаимодействия культур

al mПрезентация книги кандидата искусствоведения, реставратора ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря Александра Горматюка «Церковь аль-Муаллака в Старом Каире. Исследование и реставрация одного памятника» состоялась 26 марта в Музее русской иконы. Изучение уникальной коптской церкви, основанной в IV - начале V в. и менявшей свой облик на протяжении более чем тысячелетнего периода, дает возможность проследить, как развивалось коптское религиозное искусство, как христианство взаимодействовало с исламом.

Данная книга -- первое крупное исследование коптского искусства в российской историографии, отметил доктор искусствоведения Лев Лифшиц, заведующий сектором древнерусского искусства Государственного института искусствознания. Если коптская история и искусство ранних периодов с IV по XII в. достаточно хорошо изучены, то последующий период, когда египетские христиане и их искусство оказываются в условиях господства мусульман, освоен в меньшей степени. Книга отвечает на многие вопросы о межкультурном и межрелигиозном взаимодействии в Египте, о процессе эволюции коптского искусства под влиянием арабо-мусульманской культуры на протяжении XI-XIX вв.

http://www.grabar.ru/Монография стала итогом многолетней работы (2004-2009) в церкви аль-Муаллака российских реставраторов, которые выиграли международный конкурс на право проводить комплексную реставрацию в одной из древнейших христианских церквей мира. Специфика проекта заключалась в том, что расчищать, укреплять, восстанавливать пришлось очень разные памятники: и настенные росписи, и иконы, и резные инкрустированные панели, и каменную резьбу. Специалисты из Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. академика И.Э. Грабаря, Центра египтологических исследований РАН трудились в сотрудничестве с египетскими коллегами и при неизменной доброжелательной поддержке клира и прихожан церкви, о чем было упомянуто на презентации.

Церковь аль-Муаллака называют «подвешенной» -- она построена в башнях древней римской крепости Вавилон, которая позже получила название «Старый Каир». Это место стало средоточием египетского христианства – здесь расположены многочисленные христианские храмы и монастыри. А церковь аль-Муаллака в период Средневековья стала официальной резиденцией коптских патриархов и местом проведения поместных соборов.

Подробнее: Знаменитая коптская церковь аль-Муаллака как пример взаимодействия культур

Буддизм - самая дружелюбная к науке религия?

Пришли печальные новости, любезbuddizmно предоставленные участниками проекта «Религия и публичная жизнь» (Religion and Public Life Project) исследовательского центра Pew Research Center. Оказывается, существует не только разрыв между демократами и республиканцами по вопросу о признании эволюции: у демократов количество признающих эволюцию составляет всего лишь 67%, тогда как у республиканцев этот показатель вообще находится на жалком и пугающе низком уровне - 43%. Еще более ужасным можно считать полученные сведения о том, что только 27% белых евангельских протестантов согласны с тем, что «человеческие и другие живые существа эволюционируют с течением времени».

Что же происходит, во имя Дарвина? Печальная реальность состоит в том, что Соединенные Штаты, будучи одним из самых религиозных государств в мире, находятся также в числе наиболее невежественных стран с точки зрения науки. Особенно - когда речь заходит о важнейших, объединяющих и бесспорно «истинных» открытиях в биологии - об эволюции с помощью естественной селекции.

Как эволюционный биолог я лично сталкивался с подобной научной безграмотностью, особенно при чтении лекций в так называемом Библейском поясе (Bible Belt). В то же время я был поражен тем, насколько подготовленной в научном отношении является аудитория в азиатских странах, особенно в тех, которые находятся под сильным влиянием буддизма. Кроме того, я все больше убеждаюсь в том, что подобная корреляция не является случайной. Десятилетия моей работы в качестве биолога, наряду со сравнимым количеством десятилетий в качестве человека, с симпатией относящегося к буддизму, убедили меня в том, что из всех мировых религий - особенно по контрасту с большой Аврамовой тройкой (иудаизм, христианство, ислам) - буддизм является необычно дружелюбным по отношению к науке.

Подробнее: Буддизм - самая дружелюбная к науке религия?

Ответ на плохую религию - хорошая религия, а не ее отсутствие

215018751В далеком 1859 году Чарльз Дарвин поразил мир, опубликовав свою известную (многие сказали бы - «печально известную») книгу «Происхождение видов», в которой он изложил свою теорию эволюции. Возможно, вам известно, что в конце своей жизни Чарльз Дарвин стал атеистом. Однако так было не всегда. Дарвин был воспитан в традициях Англиканской церкви и даже одно время хотел стать священником. Так что же заставило его отказаться от христианства? Многие полагали, что Дарвин потерял веру из-за своей убежденности в эволюции. Но это не так. В конце своей жизни Дарвин настаивал на том, что теория эволюции полностью совместима с христианской верой. Причина отказа Дарвина от христианства не имела ничего общего с наукой или эволюцией, поскольку именно плохая религия заставила его стать атеистом. Так, например, когда его любимая дочь умерла в возрасте десяти лет, Дарвин обвинил в этом Бога. В конечном итоге он вообще перестал верить в Бога. Он просто не мог верить в такого Бога, который уничтожает десятилетних детей. Я его не обвиняю. Я тоже не верю в такого Бога. Если бы было достаточно места, я бы привел вам другие примеры того, каким образом плохая теология подорвала веру Дарвина, в том числе можно было бы упомянуть доктрину, согласно которой все евреи обречены на то, чтобы оказаться в аду во власти дьявола. В конечном итоге не наука, а плохая религия стала причиной атеизма Дарвина.

К сожалению, в мире существует еще много из того, что можно назвать плохой религией, и она по-прежнему становится причиной утраты веры. Подумайте, например, обо всех тех молодых мусульманах, мужчинах и женщинах, которые взрывают себя вместе с десятками ни в чем не повинных людей - и все это делается во имя Бога. Однако плохая религия не ограничивается одним исламом. Вспомните о тех священниках Римско-католической церкви, которые растлевают малолетних детей, а также о тех епископах, которые их покрывают. Немало плохой религии и в протестантских церквях. Я недавно узнал об одном баптистском проповеднике из Калифорнии, который каждый день во имя Иисуса обращает свои молитвы к Богу и просит его убить президента Обаму.

К сожалению, я мог бы привести множество примеров подобного рода. Плохих религий много - это закоснелая религия, высокомерная религия, фанатичная религия, а также осуждающая религия. Вы можете добавить к этому списку религию, которая говорит женщинам, что они уступают мужчинам в развитии, религию, которая утверждает, что наука враждебна вере. Когда я думаю обо всех этих плохих религиях, особенно в рамках христианской веры, я могу сослаться на следующее заявление Боно: «Христиан трудно выносить; я не понимаю, как Иисусу удается это делать».

Так каким же может быть правильный ответ на плохую религию? Некоторые считают, что ответом на плохую религию является отсутствие религии. Все большее количество «новых атеистов» утверждают, что религия может быть токсичной, и поэтому нам необходимо избавиться от веры вообще. Но это слабый аргумент. Прежде всего, следует сказать, что от религии избавиться нельзя. Вера внутренне присуща человеку. И если на самом деле мы смогли бы избавиться от религии, то мир был бы сильно обеднен. Подумайте обо всех тех хороших вещах, которые дает нам религия. Она предоставляет смысл, цели и надежду для миллиардов верующих. Она создает важные в социальном плане отношения и религиозные сообщества. Она наделяет человека представлением о трансцендентности. Она мотивирует людей проявлять заботу о других. Она проповедует ответственную этику и высокие идеалы. Она вдохновляет музыку, искусство и красоту. Почти каждая благотворительная организация в мире основана на вере. Мир без религии был бы банкротом, скудным миром. Поэтому ответом на плохую религию не является отсутствие религии. Вместо этого ответом на плохую религию должна быть хорошая религия.

Иисус понимал это. Столкнувшись с высокомерной, осуждающей и формальной религией своего времени, Иисус предложил человечеству здоровую альтернативу смирения, благодати, милосердия, сочувствия и справедливости. Проповедь такой религии и составляет суть традиционных, умеренных и прогрессивных религий. Мы не являемся совершенными ни в каком отношении. Но мы предлагаем миру здоровую веру. Мы проповедуем религию благодати, а не осуждения. Религию любви, а не ненависти. Религию открытости, а не религию нетерпимости. Религию сострадания, а не формализма. Религию смирения, а не религию высокомерия.

Несколько лет назад одна молодая семья посетила мою общину. Они приезжали к нам в течение нескольких месяцев, после чего они договорились о встрече со мной для обсуждения вопроса о крещении и членстве. Я спросил их: «Что привлекло вас в нашей общине?» Они сказали: «Объявление». Я спросил: «Какое объявление?» Они сказали: «Объявление у входа, на котором написано: «Открытые сердца, открытые умы, открытые двери». Мы думали, что все церкви ограничены и настроены на осуждение. Но когда мы увидели ваш плакат, мы решили посетить вас. А когда мы обнаружили, что церковь внутри соответствует тому, что написано на объявлении снаружи, мы захотели стать ее членами».

Как и эта пара, многие люди нуждаются в жизнеспособной альтернативе плохой религии. Сегодня, как никогда раньше, люди чувствительны к резонирующей, свободной от предрассудков, наполненной благодатью, равноправной в гендерном отношении, животворной, умеренной и основанной на традициях религии. Предложить людям такую вдохновленную Иисусом веру – именно для этого я написал книгу «Ответ на плохую религию не есть отсутствие религии. Руководство по вопросам хорошей религии для ищущих, скептиков и верующих» (The Answer to Bad Religion Is Not No Religion: A Guide to Good Religion for Seekers, Skeptics and Believers), а также книгу «Во что я могу верить и продолжать оставаться христианином?» (What's the Least I Can Believe and Still Be a Christian?) Мои надежды и мои молитвы направлены на то, чтобы эти книги помогали христианам и церквям смело делиться благой вестью о здоровой религии.

Мартин Тиелен (Martin Thielen)

Источник: "ИноСМИ.ru"/"Huffington Post", США