Религиоведение — одна из самых непопулярных специальностей.

Обзор исследований

Россия в цифрах: высшее образование. Какие вузы и специальности были самыми популярными у абитуриентов в прошлом году. Религиоведение — одна из самых непопулярных специальностей.

Источник: ФОМ
Подробнее - http://fom.ru/obshchestvo/11442

1QOlyfErxag

Вера и интернет: Росия - США?

pereutomlenie-600x400-300x200За 20 лет в США стало на 25 млн меньше религиозных людей. Исследователь Аллен Дауни считает, что одна из причин — увеличение числа Интернет-пользователей. В 1990 году лишь около 8 процентов населения США не имело религиозных предпочтений. К 2010 году эта цифра увеличилась более чем вдвое и составила 18 процентов. Это почти 25 миллионов человек, которые каким-то образом потеряли свою религию. Представляет ли пользование интернетом опасность для нашей веры и/или религиозной практики? Опасен ли он сам по своей природе или только в случае «неправильного употребления»? На эти вопросы портала Pravmir в числе других экспертов ответила руководитель службы «Среда» Алина Багрина.

Аллен Дауни считает, что увеличение числа Интернет-пользователей приводит к уменьшению числа религиозных людей

Начнем с вопроса о принципиальной уместности межстрановых компаративных исследований.

Когда мы говорим о статистике продаж в транснациональной корпорации и сравниваем, например, потребление Coca-Cola в разных странах, такое сравнение достаточно понятно. Когда сравниваются культурно-ценностные аспекты, ситуация становится сложнее. Разные языки и разные понятийные системы накладываются на практики, практики по-разному ведут себя даже в синхронизированном исследовательском инструментарии, баланс наблюдаемого и ненаблюдаемого индивидуален. Как показывает опыт таких ведущих межстрановых исследований, как EVS и WVS, даже если в разных странах проводится опрос по одной и той же анкете, с одинаковой методикой выборки и проведения опроса, результаты оказываются только условно сопоставимыми. Гомогенность мира — мечта ХХ века, сейчас о ней, слава Богу, мечтают реже. Поэтому, если даже в одной стране пришли к какому-то выводу, перед тем, как переносить его на другую страну, надо тщательно подумать.

Давайте подумаем. Соединенные Штаты Америки — специфическая страна, выносимая за скобки многих мировых процессов. Например, в Европе модернизация была сопряжена с секуляризацией, а США модернизация есть, секуляризации не было. В Северной Америке, по мнению ряда социологов религии, религиозная ситуация описывается парадигмой «religious market» — религиозного рынка. В Европе мы это не видим, там выше интерпретационный потенциал у секуляризационной модели. А в США «предложение», несколько религий, состязаются за социальный «спрос». Религия приобретает товарное измерение. Если продолжать это сравнение, то интернет в этой модели становится своего рода мега-витриной религиозного рынка.

Тут еще не хотелось бы смешивать понятия «вера» и «религия». Я видела исследования, которые — наоборот — говорят, что плюрализм на «религиозном рынке» способствует большей религиозности населения. Но значит ли это, что он способствует и более крепкой вере? Не вполне понятно, как проводилось конкретное исследование, послужившее поводом для Вашего вопроса. Если это исследование на основании анкет, взятых в разные периоды времени, скорее всего, был сделан анализ временных рядов. Если анкеты одной полевой волны, выводы могут оказаться спорными.

Представляют ли сети опасность для веры?

Известная ловушка: корреляция не означает казуации. Т.е. связь есть, но означает ли это, что она причинно-следственная? Может, многие люди не потому менее религиозны, что пользуются интернетом, а, напротив, компенсируют нехватку религиозности погружением в интернет? Далее, выводы цитируемого исследования распространяются на период с 1990 по 2010 год, в США за это время сменилось поколение. Нельзя забывать, что в США идут активные процессы миграции, причем не только трудовой. Можно сказать, что на той же территории сейчас живет уже другая этническая нация, чем двадцать лет назад. Североамериканский «плавильный котел» работает на большой мощности. Было бы удивительно, если бы это не повлияло на ценностные установки и религиозные практики людей.

Говоря о каждой стране и ее религиозном опыте, мы имеем дело с историческими личностями. Сравнения России с Америкой в этой области, если их начинать, могут оказаться лукавы. Если посмотреть на тот же период российской истории — с 1990 по 2010 — мы увидим, с одной стороны, существенное увеличение проникновения интернета, а с другой стороны — быстро растущую религиозность населения (как по самоидентификации, так и по соблюдению религиозных практик). Получается, что Россия — это Америка наоборот. У нас рост пользования интернетом совпадает с ростом религиозности.

Есть ли корреляция между религиозностью и высшим образованием?

Пара слов о часто цитируемой корреляции религиозности и высшего образования: опять же, не стоит переносить на Россию зарубежные теории. В Европе количество лет, проведенных в высших учебных заведениях, отрицательно сказывается на уровне религиозности. В России такая закономерность, даже по нашим данным, очевидно не прослеживается, однако специальных исследований «секуляризационной теории» никто не проводил, поэтому трудно понять, насколько же мы иные в этом плане.

Комплексных социологических исследований российского религиозного пространства не хватает, но очевидно, что у нас происходит не то же самое, что в США или в Европе. Да, интернет — одна из примет современного стиля жизни. Да, бывают случаи, когда человек говорит: я был регулярным прихожанином, но теперь у меня уже нет возможности тратить полдня в воскресенье на богослужение и дорогу до храма. Будет ли он компенсировать второе за счет первого? Стало ли первое причиной второго? Можно предположить социальный спрос на адаптацию ряда религиозных практик. Что из этого последует, и последует ли, — не знаю. Прогнозов давать не хочется, но ясно, что пользование интернетом — это один из маркеров очень глубоких процессов, затрагивающих антропологическую эволюцию человека в современном обществе, продолжающуюся когнитивную адаптацию к новым вызовам среды, в настоящее время — прежде всего информационным.

Интернет — это своего рода коммуникативная оптика, мега-зеркало, показывающее смотрящему миллионы отражений.. чего, кого? Представьте, что в комнату из зеркал зашел человек с обиженным и удрученным лицом. Вокруг него будет миллион обиженных, удрученных и даже агрессивных лиц. А если подошел человек с улыбкой — мир вокруг улыбнется. (В этом смысле удивительные вещи делает Правмир, и я с большим уважением отношусь к вашему порталу).

Интернет — это своего рода зеркало, показывающее смотрящему миллионы отражений

Интернет — это интересная «развоплощенная оптика», он работает как умножитель. Подходит духовно глубокий человек — умножается глубина, подходит страстный — страстей становится больше. Интернет это своего рода цивилизационное испытание. Что же будет на умноженном в миллионы раз лице человеческом? Я, наверное, оптимист, полагаю, что это личный путь каждого, личный поиск и выбор, это судьба исторической личности, а не результат эволюции гаджетов. Если интернет укрепляет некоторых людей в безрелигиозности, неча, как говорится, на зеркало пенять… А другим интернет помогает найти веру. Как это переводится на язык социальных агрегатов? Сложно переводится, с большой осторожностью в том, что касается обобщений, с уважением к личному опыту и к культурной уникальности, — желательно , не только с «разумным», но и «сердечным» вниманием к наблюдаемым процессам.

Полный текст: Pravmir.ru

«…А друзей искать на Востоке». Статья

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский ВЛАДИМИР (ныне – Глава Омской митрополии):

vera-islamПравославие и Ислам: противостояние или содружество?

Существует ли «исламская угроза»? Как православный архиерей, я не имею права и не собираюсь рассуждать о внутриисламских проблемах. Но мне выпало служение в странах, где большинство исповедует Ислам. Я живу рядом с мусульманами, почти ежедневно общаюсь с ними, и потому – почел своим долгом постараться понять их веру. Смею полагать, что разбираюсь в Исламе лучше, чем те, кто дерзает судить об этой мировой религии издалека, зачастую распространяя заблуждения и предубеждения. Данная работа адресована отнюдь не мусульманам, которые разбираются в своем вероучении несравненно лучше меня, но – христианам и людям доброй воли, чей взгляд на Ислам искажён ложной информацией.

У нас с мусульманами – разная вера: однако любая клевета, в том числе и на Ислам, является смертоносным грехом, могущим привести к тяжким и даже кровавым последствиям. Время от времени то в одном, то в другом источнике проходит как бы предупреждающая информация, что мондиалистские круги планируют глобальное взаимоистребительное столкновение православного и мусульманского миров. Еще десять лет назад к подобным утверждениям можно было относиться, как к беспочвенным слухам. Теперь же этот смертоносный сценарий начинает проявляться в своей ужасающей полноте.

Со страниц западных изданий в российские средства массовой информации уже давно перекочевал тезис об «исламской угрозе». Между тем необходимо отличать вероучения от его извращений, от каковых не застрахована никакая религия. И угроза, о которой пойдёт речь, не менее опасна для Ислама и мусульманских народов, чем для Православия и народов славянских. В общественное сознание Запада, а теперь уже и России, внедряется представление о мусульманском мире как о рассаднике терроризма, фанатизма, национального экстремизма, наркобизнеса. На самом же деле все эти явления чужды и враждебны основам мусульманского вероучения (тому самому чистому Исламу, о «возвращении» к которому кричат его извратители).

Терроризм

Совершенно абсурдно считать его специфически мусульманским явлением. Это преступный метод политической борьбы известен с древнейших времен: убийство императора Юлия Цезаря древнеримскими республиканцами – античный пример теракта. В новой и новейшей истории террор приобрел особо злодейский характер – ведь появились и взрывчатые вещества, при применении которых неминуемы «побочные» жертвы: невинные люди, не имевшие к политике никакого отношения. Хуже того: террористы начали сознательно убивать невинных, с целью запугать общество.

Во второй половине XIX века революционеры-«бомбисты» повергали в ужас Россию – минируя здания, взрывая бомбы на улицах и площадях. Столетие спустя тот же кошмар повторился в Западной Европе, где свирепствовали и «красные бригады» и многие им подобные. Террор страха взяли на вооружение и некоторые национальные движения: «ирландская республиканская армия», баскские сепаратисты, например. Однако ни российские «чернопередельцы», «народовольцы» и эсеры, ни «краснобригадники», ни национал-боевики мусульманами не были. Позволю себе напомнить факт, который на Западе очень не любят вспоминать.

1Vladimir

Именно террором – похищением и убийством английских солдат – боевики «Иргун цвей леуми» понудили британские войска покинуть Палестину: так было положено начало созданию государства Израиль. И шло оно под лозунгами религии Иудаизма. Впрочем, от такого довода вряд ли стало бы легче палестинским арабам, вытесняемым с земли, которую они на протяжении полутора тысячелетий считали своей Родиной, и арабским странам, у которых израильтяне принялись отвоевывать территории. Израиль опирался на финансовое и военное могущество Запада: для сопротивления такой мощи у арабов не было сил. И тогда они тоже переняли методику вражеского «Иргуна»: террор. Это был акт отчаяния – обречённый на крах. Акт преступный, явно противоречащий мусульманской вере. Что, впрочем, не помешало его инициаторам усугубить преступление организацией в исламских странах террористов– профессионалов, «солдат удачи» или «диких гусей».Причины появления греха и преступления можно понять. Но оправдать зло нельзя ничем. Из Ветхого Завета перешла в Христианство строжайшая заповедь: «Не убий». Еще более грозно звучат в Коране слова: «Кто убьёт человека без вины, тот как будто бы убил людей всех». В этом изречении Ислам демонстрирует полное понимание того, что – в очах Всевышнего каждая человеческая душа дороже всей материальной Вселенной, и потому – нет преступления страшнее, чем убийство невинного.

Террорист – убийца невинных – мусульманином быть не может. И когда он действует под исламскими лозунгами, он клевещет на мусульманство. Видный арабский лидер аль-Газали клеймил подобных деятелей, как «разбойников с большой дороги, нападающих на людей во имя религии».

Подробнее: «…А друзей искать на Востоке». Статья

«Массовое православие»: есть оно или нет, и если да, то, что это значит? — Репортаж из ПСТГУ

2 апреля 2014 года в рамках «Дня науки» ФСН ПСТГУ прошла конференция «Массовое православие». Что такое «массовое православие»? Сколько верующих в нашей стране? Как объективно их посчитать? На эти другие и другие вопросы искали ответы опытные исследователи религии, социологи, а также студенты факультета социальных наук ПСТГУ.

И.П. Рязанцев (декан факультета социальных наук, профессор, д.э.н.). Вступительное слово.

Тема «Массовое Православие» нам очень близка: она напрямую связана с нашим факультетом. Наши исследования очень часто посвящены тем процессам, которые происходят на границе между Церковью и обществом.

«В российской социологии давно идет дискуссия относительно двух цифр: 1-5% или 75% православных в России»

Конечно, в нашем сознании, может быть, не до конца четко сформулировано представление о Церкви и о современном российском обществе. В российской социологии давно идет дискуссия относительно двух цифр: 1-5% или 75% православных в России. Первый показатель говорит нам о людях, в жизни которых довольное большое место занимают религиозные практики. Вторая цифра демонстрирует количество людей, которые являются носителями православной идентичности.

С одной стороны, существует много исследований, методик, ведутся дискуссии, как измерить религиозное поведение. С другой стороны, мы не наблюдаем ни одного серьезного исследования относительно тех 75% наших граждан, которые именуют себя православными.

Очень часто приходится слышать мнения разного рода экспертов, о том, что эта цифра не реальная, что эти люди только номинально православные. Однако, если у нас в стране всего лишь 1-5% православных как же тогда объяснить феномен, связанный с поклонением к поясу Богородицы, когда в разных городах России поклониться поясу пришли миллионы? Как тогда быть с тем, что книга «Несвятые святые» разошлась миллионными тиражами? Как объяснить популярность среди населения фильма «Остров»? Есть еще масса примеров, которые не показывают, что у нас в стране православных верующих несколько больше, чем 5%.

М.А. Тарусин (социолог, политолог, публицист, руководитель сектора социологии Института общественного проектирования): «Массовое Православие. Существует ли оно, если да, то, что это такое?»

«Есть ли  у нас достаточное количество православных в стране или их единицы?»

Сейчас в информационном пространстве звучат две цифры относительно  православных верующих в России: 1-3% и 70-75%. Это конечно информационное лукавство, которое тиражируется СМИ для создания атмосферы некоего спора: есть ли  у нас достаточное количество православных в стране или их единицы.

Цифры в районе 1-3-5% получаются в ходе использования методики определения количества православных В.Ф. Чесноковой, которая была создана в конце 1980-х гг. В рамках этой методики последовательно задаётся много вопросов, первый из которых: «Считаете ли вы себя верующим человеком, и если да, то к какой религии себя относите?». В конце периода советской власти и начале новой российской жизни, отвечая на этот вопрос, православными идентифицировали себя примерно 30% и эта цифра постоянно на протяжении последних 20 лет росла. Сейчас она составляет порядка 75%, т.е. у нас в стране три четверти взрослого населения считают себя православными верующими.

«По моему мнению, редкое участие в таинстве причастия православного человека совершенно не говорит о его малой воцерковленности»

Подробнее: «Массовое православие»: есть оно или нет, и если да, то, что это значит? — Репортаж из ПСТГУ

Знаменитая коптская церковь аль-Муаллака как пример взаимодействия культур

al mПрезентация книги кандидата искусствоведения, реставратора ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря Александра Горматюка «Церковь аль-Муаллака в Старом Каире. Исследование и реставрация одного памятника» состоялась 26 марта в Музее русской иконы. Изучение уникальной коптской церкви, основанной в IV - начале V в. и менявшей свой облик на протяжении более чем тысячелетнего периода, дает возможность проследить, как развивалось коптское религиозное искусство, как христианство взаимодействовало с исламом.

Данная книга -- первое крупное исследование коптского искусства в российской историографии, отметил доктор искусствоведения Лев Лифшиц, заведующий сектором древнерусского искусства Государственного института искусствознания. Если коптская история и искусство ранних периодов с IV по XII в. достаточно хорошо изучены, то последующий период, когда египетские христиане и их искусство оказываются в условиях господства мусульман, освоен в меньшей степени. Книга отвечает на многие вопросы о межкультурном и межрелигиозном взаимодействии в Египте, о процессе эволюции коптского искусства под влиянием арабо-мусульманской культуры на протяжении XI-XIX вв.

http://www.grabar.ru/Монография стала итогом многолетней работы (2004-2009) в церкви аль-Муаллака российских реставраторов, которые выиграли международный конкурс на право проводить комплексную реставрацию в одной из древнейших христианских церквей мира. Специфика проекта заключалась в том, что расчищать, укреплять, восстанавливать пришлось очень разные памятники: и настенные росписи, и иконы, и резные инкрустированные панели, и каменную резьбу. Специалисты из Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. академика И.Э. Грабаря, Центра египтологических исследований РАН трудились в сотрудничестве с египетскими коллегами и при неизменной доброжелательной поддержке клира и прихожан церкви, о чем было упомянуто на презентации.

Церковь аль-Муаллака называют «подвешенной» -- она построена в башнях древней римской крепости Вавилон, которая позже получила название «Старый Каир». Это место стало средоточием египетского христианства – здесь расположены многочисленные христианские храмы и монастыри. А церковь аль-Муаллака в период Средневековья стала официальной резиденцией коптских патриархов и местом проведения поместных соборов.

Подробнее: Знаменитая коптская церковь аль-Муаллака как пример взаимодействия культур